18.03.2023

Война глазами девочки Светланки

В основе этого текста – воспоминания моей двоюродной сестры. Светлана Ивановна Удодова – ветеран педагогического труда, Заслуженный учитель школы РСФСР.

В основе этого текста – воспоминания моей двоюродной сестры. Светлана Ивановна Удодова – ветеран педагогического труда, Заслуженный учитель школы РСФСР. Она родилась в 1940 году и своего папу, Ивана Максимовича Штрыкова, пропавшего без вести где-то на Курской дуге, совсем не помнит. Но свято хранит фронтовые треугольнички с его письмами жене (маме Светланы), в которых через строчку – нежные слова о любимой и единственной ясноглазой доченьке…
Момент оккупации родного Ремонтненского района, а тем более его освобождения вскоре за победой под Сталинградом, Светлана ясно помнит, хотя и была совсем ребенком. Те события легли на чистый лист детской памяти таким грузом, над которым время не властно. Кроме того, сестра собрала много воспоминаний родных и близких, переживших Великую Отечественную. А как писал главный маршал Сталинградской победы В.И. Чуйков, живое слово очевидцев о горестях и радостях войны – бесценная часть духовного арсенала народа. Итак, это было между Волгой и Доном 81 год назад.

Светлана с мамой 1942 год. Перед оккупацией С внучкой Юлей. Спустя более 70 лет Враги пришли на рассвете

Первые проводы на фронт в Ремонтном прошли уже 23 июня. Вскоре район сформировал из добровольцев народного ополчения и казачью кавалерийскую сотню, которая уже в середине октября 1941-го влилась в четвертый Зимовниковский Донской казачий полк и героически сражалась. В целом же конец 1941-го остался в памяти большинства старожилов нашего района как год напряженного труда на Победу. Люди с огромным напряжением трудились на полях и фермах, многих послали на строительство оборонительных позиций под Сталинградом, по линии вдоль Дона. А в августе 1942-го война докатилась непосредственно до наших мест.

Бойцы и командиры 91-й стрелковой дивизии 51-й армии 4-го Украинского фронта (позже к ее названию добавятся Краснознаменная Мелитопольская) в эти дни обороняли район от фашистских захватчиков. Да, это были бои местного значения. Но наше командование придавало им огромное значение. Чтобы собрать силы для прорыва в Сталинграде, нужно время. И для этого наряду с другими соединениями уже почти обессиленная 51-я армия героически держит оборону от станицы Пролетарской до железнодорожной станции Котельниково, обороняет Зимовники, помогая ослабить натиск фашистских войск.

Бои в донских степях На Сталинград

Напомним: всего несколько дней назад, 28 июля 1942 года, вышла директива № 227 И.В. Сталина, известная всему миру как приказ «Ни шагу назад!» Отступать, действительно, было некуда. Наши защитники из последних сил сковывают, сковывают врага. Да, в широком коридоре между Доном и Северским Донцом наши армии пока отступают. Но это уже организованный планомерный отход для восстановления сил и пополнения. Все еще более сильный противник ломает наше сопротивление и неумолимо приближается к Ремонтному со стороны Элисты. Заняты врагом хутора и села Раздольное, Киевка, Подгорное. В 6 часов утра 12 августа наши защитники приняли бой в трех километрах от Ремонтного. Противник открыл минометный и артиллерийский огонь по селу.

Та же 91-я стрелковая дивизия 51-й армии 4-го Украинского фронта, оборонявшая мое родное село, уже 28 декабря того же 1942-го освободила Ремонтное (прим. авт. К слову, именно в 321-й полк этой дивизии в тот же день, 28.12.1942, в 16 с половиной лет добровольцем вступил и мой папа Павел Никитович Сиротенко. Он участвовал в освобождении родного района, прошел с боями Зимовниковский и Орловский, освобождал Украину, Эстонию, Латвию, Литву. Победу встретил, будучи курсантом военного училища в Саратовской области, куда был направлен после ранения и госпиталя).
Но в августе 42-го до Победы было еще очень далеко… Вот что пишет о тех страшных днях
С.И. Удодова:

– В 11 часов 12 августа Ремонтное было оккупировано. В село вошли румынские союзники Гитлера и присоединившиеся к ним представители «пятой колонны» из числа крымчан, кавказцев и калмыков. Вот почему часть этих народов уже в 1943 году была депортирована в Среднюю Азию. В этих же событиях – глубинные причины волнений и беспорядков, которые прокатились по регионам, куда спустя годы реабилитированные возвращались из высылки – местные жители их не принимали. «Обиженные» советской властью пособники врага для многих были и остались предателями. Такова правда истории.

Обелиск за околицей

С.И. Удодова рассказывает:

– А тогда, в августе 42-го, сразу же за румынами в село вошли карательные отряды. Не помню их немецкое название. Ремонтненцы между собой звали этих вояк хохлами и говорили, что в основном они из западных краев от Львова до Харькова. А произносимое шепотом слово «бандеровцы» запомнилось как самое страшное из моего детства… Они поразительно быстро освоились у нас в районе: у многих с давних времен здесь жили земляки и даже родственники. Местные женщины, говорившие на близком им диалекте, недоумевали:
– Наши мужикы пишлы воюваты протыв фашистив. А вы идитэ з нимцами, як братья?
«Хлопцы» отвечали:
– О, тетка, нам при нимцах дюже гарно жилось!
…Боясь преследования, как жена политработника Красной армии, мама со мной поначалу скрывалась на хуторе Вольном у родственников. Но вскоре я заболела дифтеритом, и мама от безвыходности решила вернуться. Всю ночь провела в страхе, идя со мной на руках в неизвестность. Мы выжили чудом.
Тем временем полицаи вели «зачистку» района: уничтожали евреев, цыган и коммунистов.

Многие старожилы вспоминали эту бедную еврейскую семью с шестью детьми мал-мала. К ним полицаи пришли ночью. Взрослых застрелили, а детей отравили: мазали им над верхней губой какой-то мазью. Затем начали собирать беженцев, которые прибыли к нам в район из Белоруссии, Западной Украины и Молдавии. (Их, человек 300, тогда расселили по разным селам и хуторам). И теперь при активной помощи местных полицаев горемык стали собирать в райцентр, обещая отвезти на ж/д вокзал в Зимовники, а оттуда – в Киев. Дескать, они будут работать на заводах и жить, как в раю. Обещанный «рай» горемыки нашли в песчаном карьере на окраине Ремонтного. Это я знаю со слов очевидца, близкого родственника Михаила Тихоновича Немашкалова и односельчанки Анны Мирошниченко. Михаилу Тихоновичу было 11 лет, он в тот день пас овец в километре от карьера. Анна с группой таких же детей и подростков с улицы Первомайской ползком пробрались к карьеру через сады и балки. Дети увидели все своими глазами.

Мужчинам велели копать яму. Потом всех раздели до нижнего белья. Через яму перебросили доску и приказали идти по ней. Когда человек доходил до середины, его толкали прикладом ружья и упавшего убивали. Женщин с детьми на руках (малышам перед этим опять же чем-то мазали над губой) просто толкали в яму и стреляли. Один отчаянный мужичок попытался спастись. Улучив момент, помчался к домам и забежал во двор к Немашкаловым. Двор опоясывала канава с огромными лопухами. Под ними прятались наблюдавшие за казнью дети Лида, Валя и Иван. В лопухи нырнул и несчастный беженец. Перепуганные они молча смотрели друг на друга. А среди двора, белая как смерть, стояла хозяйка дома Марфа Максимовна. Забежавшие во двор полицаи тут же обо всем догадались. Нашли и увели беглеца.

Обелиск в Ремонтном Обелиск в Ремонтном

Произошло это 14 сентября 1942 года.

Как и повсюду на оккупированной земле, на территории Ремонтненского района фашисты чинили зверства, но встречали и сопротивление.

На окраине села, известной в народе как Пески, спустя годы установили памятник Дусе Кучеренко, казненной немцами за срыв фашистских приказов и плакатов. Из уст в уста передается в селе эта история. Очевидцами расправы с отважной девушкой были и наши родственники. Анна Никитична Моргунова рассказывала:

– В каждом селе и хуторе немцы развешивали приказы к населению о подчинении новой власти. Дуся как-то шла к родственникам в село Валуевку. Увидев на столбе немецкую листовку, она сорвала ее, скомкала и бросила на землю. Это увидели полицаи и схватили девушку. Привязав ногами к мотоциклу с коляской, они потащили ее в Ремонтное в полицейский участок.

Видела это и Надежда Тихоновна Немашкалова:

– Из Валуевки мчался мотоцикл, который волочил по земле привязанную к нему девушку. Въехав в село, полицаи бросили тело в Песках (где сейчас стоит обелиск Дусе Кучеренко). Ночью родные Дуси увезли тело…

И аз воздам

Но уже в декабре 1942 года армия Р.Я. Малиновского начинает теснить немецкие танковые части, рвавшиеся на выручку Паулюсу в Сталинград. Фашистам оставалось пройти до них около 40 километров… Но наши защитники их не пропустили. Потрепанные немецкие танковые дивизии отступают к Зимовникам. Деморализованные части их приспешников румын бредут, не оказывая никакого сопротивления, в обратную сторону от фронта…

Неизгладимый свет оставили события тех дней в памяти моей сестры:

– …Управившись с «зачисткой» села уже глубокой осенью, каратели выдвинулись на станцию Котельниково, чтобы на поезде въехать в Сталинград. Но не тут-то было. В Котельникове шел жестокий бой. Тут-то многие румыны, южный народ, не выдержав мороза и огня, развернулись в обратный путь, побросав винтовки. Двигались тем же маршрутом, как и на станцию, но уже пешком. Другие каратели – из заградотрядов – пытались вернуть дезертиров. Как это у них получалось – можно судить по тому, что балки были усеяны трупами румын. Дело в том, что фашисты пытались остановить дезертиров и с самолетов. И летчики, не разбираясь, кто есть кто, расстреливали всех подряд.

Остатки румынской дивизии брели, откуда пришли, отдельными жалкими группами. Они уже не похожи на завоевателей: только бы согреться и поесть.

Одна группа румынских солдат все же добралась до Ремонтного. Не забыть их «победного» вида. Будто французы в войну 1812 года, плелись насквозь промерзшие и голодные вояки, обмотав ноги и головы каким-то тряпьем. Человек пять-шесть зашли и к нам в дом. Дедушка сидел в спаленке у окошка (он уже сильно болел), бабушка растапливала печь, я в испуге забилась в уголок на кровати. Разговаривал с нами один, судя по всему – старший, из закарпатских (его речь была понятна). Посмотрев на меня, сказал: у меня дома двое таких. И дал мне две шоколадные конфеты. Но было так страшно, что к сладости я не прикоснулась. Солдаты стали жаловаться на свою долю. Дедушка и рубанул:

– Так какой черт вас сюда принес?!

– Нам, – отвечают те, – Гитлер землю в России обещал.

Долго говорили они, я не все поняла. Отогрелись и побрели дальше. Куда, зачем – понимают ли и почти через век те, кто мечтает о лакомом кусочке российской земли? Но рано или поздно приходит возмездие.

Материал подготовила Ольга КУЗЬМИЧЕВА. «Волгодонская правда» №7 от 25.02.2023 г.

Оформите подписку на наше издание, чтобы узнавать больше новых историй.
Читайте интересные новости «ВП» в Telegram , ВК и Однокласскинах

Последние новости

У матери нашли заболевание по анализам сына

Об этом информацию сообщили в региональном Минздраве 20 февраля. Горожанин проходил полное обследование организма и сдал в больнице ряд анализов.

В Ростовской области чиновникам ограничат выезд за границу из-за гостайны

Фото: Здание правительства Ростовской области \\ кадр 1rnd.ru Чиновникам Ростовской области ограничат выезд за пределы России.

Свыше 260 тысяч жителей Ростовской области подали заявления для участия в ДЭГ

Таковы данные на утро 21 февраля. Прием заявлений для участия в дистанционном электронном голосовании на выборах президента России ведется через портал Госуслуг до 23.59 11 марта.

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *